fafafe42

Wing Commander - 08 - Wing Commander 11 (Рейд Обреченных)



ДМИТРИЙ ВИКОНТОВ
WING COMMANDER: РЕЙД ОБРЕЧЕННЫХ
"Нет большей любви, как если кто положит душу свою за друзей своих".
Евангелие от Св. Иоанна, 15:13.
"Оправдывает ли цель средства  задача в общем виде не решаемая".
К. Еськов.
Мир не стоит и слезинки ребенка.
Древняя мудрость.
1. ПЯТНИЦА, ВЕЧЕР
Он очнулся и удивился: боли не было. Впервые за последние пять дней он не чувствовал выворачивающей все внутренности тошноты, и перед глазами не плясало сероалое марево, которое быстро сменялось очередным беспамятством. Сознание работало, как никогда четко, и первое, про что До'ош подумал: хвала Ушедшим, я еще жив! Второй мыслью стали воспоминания…
Колония на Хорраг Лэйт'тэйрра была атакована внезапно. Человеческие корабли нанесли неожиданный удар по практически отсутствовавшей обороне, и после отчаянной четырехчасовой битвы на рассвете в небе появились первые десантные модули.

До'ош словно наяву видел, как черные точки падают сквозь расчертившую весь небосвод бледножелтую сеть заградительного огня, как вспыхивают яркими красками те из них, которые касаются соткавших ее нитей. Их было много, таких вспышек, очень много, но так же много было и прорвавшихся сквозь беспощадный огонь.

Только это уже были не точки: стремительные стрелы серебристыми каплями рушились с небес, раскидывая во все стороны гроздья бронебойных и зажигательных бомб; и вслед им, откудато изза бесконечной голубизны над головой, били слепящие спицы солнечного пламени. До'ош вспомнил, как он бросился бежать, и как подобная спица внезапно засияла совсем недалеко от него, как земля под ногами взорвалась ревущим вихрем, грубо сдавившем его тело… А затем только боль  не отступающая даже в тьме забытьи и лабиринте ускользающих мороков.
– Он приходит в себя!  звонкий женский голос, прозвучавший прямо над ним, и мгновенное касание волны дружбы и поддержки, согрели До'оша много лучше тонкого куска ткани, что был на нем. Журчащий хрустальным ручейком веселый голос окончательно смел затягивавшую мозг пелену, и килрач с немалым усилием поднял веки.
Поднял  и охнул: в глаза словно ввинчивался острый бурав. Первые секунды он ничего не видел, кроме расплывающегося сплошного пятна над собой, затем зрение пришло в норму, и пятно распалось на выщербленный темносерый бетонный потолок и изящное лицо незнакомой девушки; мгновением спустя шестым чувством До'ош понял, что успокоивший его эмпатический сигнал пришел от нее.
Девушка мягко улыбнулась ему:
– Приветствую вас вновь среди живых, Советник До'ош!  она протянула руку кудато в сторону и подняла пластиковый стаканчик с водой. Смочив обрывок ткани, она осторожно протерла ему оба глаза, решительно пресекая робкие попытки сопротивления.  Простите, что я не могу предложить вам ничего более подходящего, но…  перед До'ошем появился второй такой же стаканчик и он вдруг понял, что смертельно хочет пить.

Приподнявшись с помощью незнакомки, он схватил его и жадно проглотил холодную, безвкусную жидкость. Девушка, понимая его состояние, молча подала следующий стакан (краем глаза До'ош заметил целый ряд пластиковых посудин рядом), который вмиг разделил судьбу предшественника.
Лишь после седьмого или восьмого стакана мучавшая килрача жажда слегка утихла, и он сообразил оглянуться по сторонам. Вокруг был только бетон: серые бетонные стены, пол и потолок, на котором в десятке мест набухали сверкающие в свете ламп капли воды, чтобы сорваться вниз. В комнате не было ни окон, ни какихлибо других источников света, кроме упрятанной в прочный



Назад