fafafe42

Ван Вогт Альфред - Мир Нуль 1



АЛЬФРЕД ВАН ВОГТ
МИР НУЛЬ-А
1
Здравый смысл не всегда помогает принимать
рациональные решения в критических ситуациях. Главной
задачей изучаемой нами науки является воспитание человека,
находящегося в полной гармонии с природой; создание
определенного типа мышления, готового мгновенно
реагировать на любую неожиданность.
Б.Р.
На протяжении Игр живущие в отеле должны, как обычно, объединиться в группы защиты согласно занимаемому этажу...
Сидя в одном из номеров, Госсейн мрачно смотрел в угловое полукруглое окно. Стоял ясный, погожий день, и с тридцатого этажа город, специально выстроенный для Машины, был виден ему как на ладони.

Слева внизу сверкала иссиня-черная река, и послеполуденный ветерок ерошил воду, поднимая легкую рябь. К северу, на фоне ярко-голубого неба, резко выделялись темные пики невысоких гор.
Между горами и рекой, в периферии его зрения, толпились по широким улицам частные виллы, с ярко выкрашенными крышами, сверкающими на фоне пальм и других тропических деревьев; гостиницы, разбросанные там и тут; отдельные здания, назначение которых трудно было определить с первого взгляда.
Машина высилась в центре ровной площади на вершине горы, сверкающей серебряной стрелой, уходящей на пять миль в небо. Изумительные сады и роскошный особняк президента неподалеку частично скрывали деревья, но
Госсейн почти не обратил на них внимания. Перед его взором находилась
Машина, и она заслоняла собой все остальное.
Вид ее притягивал, как магнитом. Несмотря на плохое настроение какое-то волнующее чувство невольно захлестнуло Госсейна. Наконец-то ему удалось стать участником Игр, способных обеспечить его будущее даже в случае небольшой удачи и дающих возможность отправиться на Венеру, если он окажется в числе тех избранных, которые завоюют высшие награды.
Много лет мечтал он об этом, но возможность представилась лишь после ее смерти. «За все приходится платить», — мрачно подумал Госсейн. Как ни ждал он этого дня, ему и в голову прийти не могло, что ее не будет рядом.
С самого начала строили они планы о том, как рука об руку пройдут сквозь тяжелое испытание и начнут жить по-другому. Теперь он остался совсем один, и ему не нужны были ни богатство, ни слава. Загадочная и далекая Венера обещала забвение, и лишь поэтому он так стремился туда.

На Земле все казалось деловым и практичным, а ему хотелось душевного покоя, новых духовных ценностей, хотя он был абсолютно нерелигиозным человеком.
Его мысли прервал стук в дверь. В коридоре стоял мальчик, который при виде Госсейна тут же произнес:
— Меня послали, сэр, передать вам, что все уже собрались в зале.
Госсейн посмотрел на него непонимающим взглядом.
— Ну и что?
— Сэр, они обсуждают способы защиты людей на этом этаже в течение
Игр.
— О! — воскликнул Госсейн.
Он поразился своей забывчивости. Сообщение, прозвучавшее давно из всех громкоговорителей отеля, заинтересовало его.
Но трудно было даже представить себе, что в величайшем городе на
Земле, городе Машины, на целый месяц перестанут действовать любые законы, кроме тех, которые заново создадут сами люди, чтобы защитить себя от всяких неожиданностей.
— Меня просили передать, — вновь сказал мальчик, — что опоздавшие лишаются защиты на время Игр.
— Уже иду, — улыбнулся Госсейн. — Скажи им, что я — человек новый и просто забыл. И спасибо тебе.
Он протянул посыльному мелкую монету, вернулся в комнату, зашторил пластиковые окна, переключил видеофон на автоматическую запись и, тщательно заперев за собой дверь, пошел по коридору.



Назад