fafafe42

Вальтер Даниэль - Убийство Синей Птицы



Даниэль Вальтер
УБИЙСТВО СИНЕЙ ПТИЦЫ
Перевод с франц. И. Горачина
Послышалось дребезжание, словно тысяча всадников ехала
по металлическому мосту. Осколки кристаллов и искры брызнули
во все стороны, словно огненные черви, расползаясь в ночи.
На юге прогремел залп пушек, и над равниной пополз чудовищ-
ный вой, словно нечто материальное, созданное мудрым богом
войны. О, мать, спрячь меня! О, нежная полногрудая возлюб-
ленная с огнедышащими бедрами, вспоминай меня, вспоминай нас
всех, мы все...
Грохот орудийных залпов усилился. С неба падали разноц-
ветные стрелы.
(...ДАЙТЕ ЖЕ МНЕ ВАШУ САМОПИСКУ...! - Берг говорил "са-
мописка" вместо "авторучка". - СПАСИБО...)
Я находился возле самого подножия горы, которую назвали
Желтым Стражем. Я лежал на жесткой, высохшей почве и смотрел
вверх, на вход в Собачье Ущелье. Голова моя гудела, как цер-
ковный колокол. (Берг запнулся: "...ЧТО, ЧТО?.. АХ, АД!..")
Я крепко сжимал ружье. Это был единственный спутник,
оставшейся со мной. Я был один. Пробираясь сквозь ночь, я
обнаружил, что все мои товарищи были мертвы. Они преврати-
лись в сморщенные кучки. похожие на черные зародыши. Я попы-
тался воспользоваться коммуникатором, но из него раздался
только печальный треск; я не получил никакого ответа. А по-
том я спросил себя: что это за звук? Кто подкарауливает там,
в ночи? Кто может выскочить из этого Собачьего Ущелья?
Кто? Нам говорили, что это всего лишь акция по очистке
- умиротворению, да... умиротворению... и...
(ОН НЕ ДОЛЖЕН ПРОСЫПАТЬСЯ, - сказал Берг. - МЫ ПРИБЛИ-
ЖАЕМСЯ К ИСТИНЕ. МЫ, НАКОНЕЦ, ДОЛЖНЫ УЗНАТЬ, ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШ-
ЛО В ТУ НОЧЬ...)
...и ...я ...там было Собачье Ущелье, словно амбразура
в горе, темное, как ночь, пятно, в которое мы палили в тече-
ние многих дней. Видит бог, мы сделали все, что от нас тре-
бовали, и сделали, как смогли, но результаты... Стало свет-
ло, как днем. Перед этим была не прост"" полутьма, а чер-
товски непроглядная темень и... О! Мои глаза - хотя я их не
открывал - они все еще видят... Они напали на нас и...
(Пациент резкоВскрикнул, доктор Берг непроизвольно
вздрогнул и заскрежетал зубами:
- ОН НЕ ДОЛЖЕН ПРОСЫПАТЬСЯ!)
- Они же тебя убивают, - сказала она. - Ты же видишь...
- Они сказали, что это необходимо, если я хочу снова
обрести душевное равновесие. Для меня нет спасения - и для
тебя тоже нет, - пока я не расскажу им все, что знаю...
- Это они так утверждают. На самом деле они только хо-
тят знать, что произошло той ночью на Клоринде-3, и они на-
качивают тебя наркотиками, пока ты этого не скажешь, а потом
ты будешь так же нужен им, как рваный башмак.
- Что я могу сделать? Я единственный, кто в эту ночь
видел...
- Но ты же потерял память - и если и дальше они будут
рыться в твоем подсознании при помощи всех этих наркоти-
ков... это будет для твоего мозга словно взрывчатка. Однажды
все взлетит на воздух, твоя голова, твой разум и вся наша
совместная жизнь. А без тебя я ничто, ты это знаешь.
- Но что же мне тогда делать: они никогда не оставят
меня в покое. Они хотят узнать, в результате какого колдовс-
тва (или, точнее, в результате какого чуда тактики) они по-
терпели такое сокрушительное поражение во время той операции
на Клоринде-3. А я единственный уцелевший в той ночной мясо-
рубке, они пытаются выудить из меня все и выжать меня, как
лимон. Будет лучше, если я помогу им как можно быстрее до-
вести это дело до конца.
Она шевельнулась на белой простыне, и ему показалось,
что её тело заблестело всем



Назад