fafafe42

Вайсс Ян - Сборник Рассказов



Ян Вайсс
Сборник рассказов
Ян Вайсс. Никто вас не звал
Наконец-то я добрался до деревянной будки. Стены ее как бы вросли в
землю, с одной стороны - вход, с противоположной - окошко. Я постучал по
листу ребристой жести, которым был загорожен вход. Так обычно гости
оповещают о своем приходе, но здесь вместо дверей зияла дыра.
- Кто это? - послышался неприветливый голос.
- Доктор Ружичка, - представился я. - Можно к вам на минутку?
- А в чем дело? - ворчливо спросил человек в будке.
- Я хочу вас осмотреть. Как вы себя чувствуете?
- Не жалуюсь. Все в порядке. Здоров как бык.
- Но вы хоть выгляните, чтобы я мог вас послушать. Или давайте я войду.
- Идите своей дорогой и оставьте меня в покое!
- Из этого ничего не получится. Меня привел сюда мой долг. Я обязан вас
осмотреть.
- А я протестую против насилия! Где ваша хваленая свобода слова и
действий? И вы еще утверждаете, что каждый пользуется ею как воздухом?
- Да, но такое понимание свободы предполагает определенную степень
сознательности....
- Наши предки протестовали против насилия, объявляя голодовки в
тюрьмах. Теперь иное время, и я в знак протеста объявляю забастовку
молчания!
- Послушайте, пан Сильвестр! Общество уважает ваше решение вернуться
назад к природе. Вы можете наслаждаться всеми благами цивилизации, но вам
хочется спать на рогожах - это ваше дело! Вы отказываетесь от всего, что
дает обществу культура, - как от духовных, так и от материальных благ -
пожалуйста. Но все же и вы должны уважать определенные законы, если не
общественные, то хотя бы присущие человеческой природе. Ведь вы и в этом
ските должны оставаться человеком. Вы слышите меня?
Молчание. Из будки не доносится ни звука. Сильвестр начал свою
забастовку.
- Я заверяю вас, пан Сильвестр, что с уважением отношусь к вашему
решению жить в бедности и скрыться от общества, чтобы предаться
размышлениям, как древние философы. Но ведь я новый гигиенист в вашем районе
и должен заботиться наряду со всеми и о вас. Вы слышите меня?
Снова тишина.
"Ну ладно, - подумал я, - не хочешь по-хорошему - пеняй на себя".
- У меня больше нет времени, дорогой пан Сильвестр, - сказал я громко,
- я ухожу, но завтра снова вернусь. Надеюсь, к этому времени вы поумнеете.
Стараясь побольше шуметь, я пошел прочь, но за ближайшим кустом присел
и стал внимательно наблюдать за будкой.
Минут пятнадцать спустя из дыры высунулась голова с густой шевелюрой и
жесткой щетиной на щеках. Голова осторожно огляделась по сторонам, и вскоре
из будки вылез Сильвестр. На нем болтались штаны - когда-то они,
по-видимому, были белыми - и черный свитер, который собрал всю окружающую
грязь. Сильвестр приподнялся, поддерживая штаны. Согнувшись, он пробежал
несколько шагов по склону и нырнул в густую чащу из веток малинника и
ежевики, переплетенных между собой. Его никто не мог увидеть, но и он никого
не видел. Я воспользовался этим и влез в будку. На полу была постлана
солома, прикрытая дырявым одеялом.
Через пару минут притащился и Сильвестр. Увидев меня, он крепко
выругался. Встать во весь рост там было невозможно, поэтому он опустился на
колени рядом со мной:
- А ты, проклятая гиена-гигиена! Ты что лезешь в мой дом? Кто тебя сюда
звал?
Я огляделся. На косых стенах не было даже гвоздя, не то что картины.
Лишь заступ со сломанной ручкой стоял в углу.
- Вы боитесь, что я стащу у вас драгоценности? Ну правда, что вы здесь
делаете? Вы возненавидели весь мир? Вас кто-то обидел?
- Вы мне надоели! Убирайтесь! Я хочу о



Назад