fafafe42

Вайнфельд Стефан - Случай В Крахвинкеле



СТЕФАН ВАЙНФЕЛЬД
СЛУЧАЙ В КРАХВИНКЕЛЕ
Крахвинкель - небольшая деревушка у подножия гор. Люди
здесь простые и добродушные, однако на чужих смотрят косо.
Что ж тут странного? Незнакомцы в этих краях появляются ред-
ко. Крахвинкель лежит вдалеке от туристских троп, у самой
границы, климат не очень-то благодатный, ветер докучает даже
местным жителям-кого же прельстит такое местечко? Нет здесь
промышленности, нет даже художественных промыслов. Люди в
основном занимаются огородами, птицеводством и животноводс-
твом: таких откормленных кур, как здесь, не сыщешь во всей
округе, а жирное и богатое минеральными солями молоко мест-
ных коров с удовольствием берет для переработки молочный за-
водик, который, к сожалению, находится довольно далеко - в
городке. Молоко скупает молочник Петр, открытая душа, хоть и
всем известный сплетник; он возит бидоны по единственной и
далекой от совершенства дороге, соединяющей Крахвинкель с
внешним миром.
Вот, пожалуй, и все, что можно сказать о Крахвинкеле, не
считая того, о чем будет говориться ниже. Кстати, не ищите
его в атласе. Крахвинкель настолько мал, что его нет ни на
одной карте. Да и не все ли равно, как называются горы,
вздымающиеся на горизонте, - Альпы, Апеннины или Анды? То, о
чем я расскажу, могло произойти где угодно. И может случить-
ся еще не раз.
Первым это увидел молочник Петр. Солнце еще не взошло, и
в сером сумраке едва виднелось какое-то белое пятно в центре
самой красивой клумбы Мариеса, садовода.
Петр остановил старую клячу, катившую небольшую повозку,
и некоторое время смотрел на клумбу. "Похоже, кто-то сыграл
с Мариесом скверную шутку, - подумал он, - никак известка?
Теперь прости-прощай последние осенние цветы! Ну и взбеле-
нится же старик!" - и он поехал дальше, насвистывая марш.
- День добрый, Петр, поздненько ты сегодня. Или что
стряслось? - Вдова Ферес не была бы сама собой, если б упус-
тила случай выведать что-то новенькое.
- У меня - ничего, а вот Мариесу кто-то вылил на клумбу
известку. Ну и взбеленится же он, когда вернется, - повторил
Молочник, на сей раз уже вслух, и посмотрел вслед тетушке
Ферес, которая, буркнув что-то вроде "эге", побежала к Чуда-
кам. - Через полчаса разнесет по всей деревне, - пробормотал
Петр. - Но вообще это хамство. Мариес может не нравиться,
дрянной мужичшика, но цветы тут при чем?
Когда часом позже на дороге послышалось ворчание старого
грузовичка Мариеса, перед оградой его дома уже стояло нес-
колько женщин и десятка полтора подростков. Мариес остановил
машину.
- Это что еще за сборище, делать вам больше нечего?! - он
выскочил из машины и подошел к ограде. Солнце, уже начавшее
пробиваться сквозь утренний туман, осветило испоганенную
клумбу.
- А, черт... - выругался Мариес и обратился к людям: -
Чья работа? Ну, чья? Боитесь сказать? Не люди - скоты! Ско-
ты...
Забыв про оставленный на дороге грузовичок, он бросился в
оранжерею, принес большую совковую лопату, очертил круг на
уже пожелтевшем газоне и осторожно, старательно зачерпнул
белую грязь, покрывавшую клумбу. Однако едва он поднял лопа-
ту, как грязь опять вылилась на клумбу. Он с ходу еще раз
взмахнул лопатой - результат был прежним. В толпе зевак
кто-то захихикал.
Мариес снял пиджак, кинул его на землю, потом схватил ло-
пату и со злостью взглянул на людей.
- Ну, что рты поразевали? Что тут интересного? Делать
вам нечего?
Однако собравшиеся и не думали отказываться от столь ув-
лекательного зрелища. Мариес, бурча под нос прокл



Назад