fafafe42

Вайнфельд Стефан - Симпозиум Мыслелетчиков



Стефан Вайнфельд
Симпозиум мыслелетчиков
000
- Итак, молодой человек, вас привлекает работа космического репортера?
Мартын Петкевич кивнул. Редактор "Обозрения ближнего космоса"
внимательно осмотрел кандидата. Петкевич выглядел прекрасно: высокий,
стройный, спортивного вида, он был образчиком здоровья и молодости.
- Ваша квалификация?
- Учился в Ягеллонском университете по двадцатилетней пересмотренной
программе. Имею звание доктора литературы средних веков III степени,
доктора математики и биологии II степени, диплом космического отделения
Ленинградского политехнического института и любительские права
межпланетного пилота...
- М-да... Довольно скромно. Следовало больше учиться, молодой человек.
Надо думать, вы занимались не только учебой.
- Ну да, шатался по Солнечной системе и ее околицам.
- Шатался! Фи! Учтите, журналисту жаргон противопоказан. Ну, это так,
между прочим. Я обязан предупредить вас, что работа космического репортера
трудна и ответственна, требует инициативы и предприимчивости, а также
постоянного углубления имеющихся знаний. Вы - юноша с задатками, мне вас
рекомендовал старый приятель, мнению которого я могу доверять... поэтому я
предоставлю вам возможность проявить себя. Вы слышали о мыслелетах?
- Нет.
- Смелое признание. Очко в вашу пользу. А о светолетах вы слышали?
- Да.
- Мыслелеты, молодой человек, - это, вероятно, наиболее совершенный вид
космических кораблей: они преодолевают пространство со скоростью мысли.
Пока что изготовлено всего несколько машин; ведь надо учитывать не только
колоссальные затраты труда, но и не поддающиеся предсказанию последствия
путешествий со скоростью мысли. Уже введение светолетов принесло массу
хлопот, потому что разведчики-любители принялись, как вы выражаетесь,
"шататься" по Галактике. Поэтому круг людей, допущенных к мыслелетам, был
строго ограничен, и в немногочисленных экспедициях на такого рода кораблях
приняло участие всего несколько человек. Прошу хранить это в тайне.
- Само собой.
- В ближайшие дни на орбитальной базе "Гарибальди" должен состояться
симпозиум, в котором примут участие члены экипажей мыслелетов и кандидаты.
Вам предстоит проникнуть на базу и присутствовать на заседаниях
симпозиума, носящих сугубо закрытый характер. Сумеете?
- Не знаю.
- Иначе говоря, вы отказываетесь?
- Нет, почему же? Попытаюсь.
- Предупреждаю, если вас выведут на чистую воду, то "Гарибальди" станет
для вас тюрьмой на несколько месяцев: организаторы симпозиума считают, что
очень важно сохранить результаты совещания в тайне. Поэтому подумайте, не
следует ли вам сразу же отказаться.
- Я не собираюсь отказываться.
- В таком случае - желаю удачи! - сказал редактор, а когда за
Петкевичем закрылась дверь, он повернулся к видеофону:
- Орбитальный центр 13-217-383, попрошу немедленно!
001
Он считал, что самое сложное уже позади. Посадка на "Гарибальди",
регистрация и даже карточка участника симпозиума, хотя никаких документов
у Петкевича не было. Видимо, организаторы считали, что, если человек
информирован о мероприятии, этого достаточно. Петкевич расположился в
предоставленном ему помещении и за полчаса до срока занял место в зале
заседаний. Понемногу прибывали остальные участники, обмениваясь
рукопожатиями и пожеланиями здоровья; видимо, в этом немногочисленном
обществе Петкевич был единственным человеком, никому не известным и никого
не знавшим. Это несколько смущало его, но, отложив попытки установить
контакт (что в конечном итоге предст



Назад