fafafe42

Вайнфельд Стефан - Обратным Ходом



Ст. ВАЙНФЕЛЬД
ОБРАТНЫМ ХОДОМ
Перевод с польского 3. Бобырь
- Присядьте и подождите, - сказал ему санитар. Подавая
мне документы, он наклонился и прошептал:
- Не бойтесь, он тихий.
Я остался наедине с сумасшедшим.
Это волновало и ошеломляло, но мне было тогда двадцать
лет, и я повсюду искал приключений. А какого еще приключения
может ожидать секретарь психиатра? Собственно говоря, я сог-
ласился на эту работу, первую в моей жизни, скорее по мате-
риальным соображениям, рассчитывая, что благодаря ей мне
удастся в трудных условиях послевоенной Европы продолжить
только что начатое ученье. Мне нужны были деньги, а профес-
сор Ги, мировая знаменитость по распутыванию психических за-
гадок, искал кого-нибудь для того, чтобы следить за его об-
ширной корреспонденцией и приводить в порядок записи. Поэто-
му я явился к нему и был принят. Однако в течение двух меся-
цев я не мог наблюдать за его пациентами. Этот был первым.
Но бояться не стоило. Он был тихим.
Я искоса взглянул на него. Молодой человек моего возрас-
та, задумчивый. Я бросил взгляд на бумаги. Диагноз по-латы-
ни, имя и фамилия - Рудольф Дизель.
"Дизель?"
- У вас точно такое же имя, как у изобретателя двигателя
внутреннего сгорания, - заметил я.
Он поднял голову и взглянул на меня так, словно только
что увидел.
- У меня не точно такое же имя, я и есть этот самый изоб-
ретатель, - сказал он.
Значит, мания величия. И как оригинально: не Цезарь, не
Наполеон, а Дизель. Парень с воображением, а в скобках заме-
тим - какой-нибудь студент, разум которого но выдержал
столкновения ни с наукой, ни с жизнью.
- Вы мне, конечно, не верите...
Так он начал, а я слушал его рассказ со все большим инте-
ресом, забыв, с кем имею дело.
- Вы мне, конечно, не верите... Вы смотрите на меня и ви-
дите своего сверстника, который выдает себя за пожилого че-
ловека, погибшего тридцать пять лет назад. Да... это было
ровно тридцать пять лет назад... если бы я жил обычной
жизнью, если бы пережил обе войны, то мне сейчас было бы
ровно девяносто. Однако все пошло по-иному с той ночи, когда
я пересекал Ла-Манш. Об этом вы можете прочесть в любой
книжке по истории техники: великий исследователь исчез бесс-
ледно на пути в Англию. Все только строят догадки о том, что
это было: то ли самоубийство из-за финансовой катастрофы, то
ли убийство, поскольку Дизель встал кому-то поперек дороги.
Мне писали... впрочем, тогда я не читал, я познакомился со
всем этим только за последнее время... То есть перед тем,
как меня забрали сюда, - поправился он и продолжал: - Я
действительно исчез из этого мира, но особым образом, предс-
тавить такое было невозможно ни тогда, ни даже сейчас. Я
отступил в прошлое.
Он задумался, а у меня его последние слова вызвали в па-
мяти уэллсовскую машину времени. Неужели фантазия великого
писателя свела с ума этого молодого человека?
- Вы, наверное, вспомнили о повести Уэллса, - заговорил
он, словно прочитав мои мысли. - Вы думаете, что я, восполь-
зовавшись какой-нибудь такой фантастической машиной, помчал-
ся в прошлое или в будущее. Я высоко ставлю Уэллса, но такая
машина может существовать только в воображении писателя. По
крайней мере я так считаю. И прошу мне верить: я занимался
этими проблемами больше, чем кто-либо другой. Впрочем, когда
молодой Эйнштейн опубликовал свою теорию относительности,
сущность времени и содержание этого понятия интересовали
многих физиков. Странное дело: каждый из них рассматривал -
теоретически, конечн



Назад